С нами 16278 учителей, 5595 учеников.
Присоединяйтесь – это бесплатно!
Статья "К вопросу об участии Владимирской епархии в помощи военнослужащим и их семьям в Первую мировую войну 1914-1918 годов"

Гудкова Ольга Яковлевна, учитель истории
и обществознания высшей квалификационной
категории МБОУ г. Владимира «СОШ № 7»,
Заслуженный учитель Российской Федерации.

 

 
К вопросу об участии Владимирской епархии
в помощи военнослужащим и их семьям в Первую мировую войну 1914-1918 годов
 
   Создание госпиталей и помощь раненым и их семьям  в августе 1914 года. Уже в начале Первой мировой войны русская православная церковь организовывала помощь военнослужащим и их семьям. Основой для этого послужило «Отношение г. Обер-прокурора Св. Синода от 6 ноября 1914 года № 12249» о производстве приходским духовенством сбора «доброхотных пожертвований среди населения на нужды христолюбивого российского воинства»[1]. В докладе Владимирской Духовной Консистории Епископу Юрьевскому Евгению, временно управлявшему Владимирской Епархией от 5 августа 1914 года, говорилось, что необходимо «запросить настоятелей и настоятельниц монастырей, какую сумму, смотря по состоянию монастырских денежных средств, они могут единовременно пожертвовать на нужды раненых и больных воинов и какую сумму на вспомоществование семействам лиц, призванных на войну». «Разъяснять, что все денежные суммы монастырей и церквей находятся в билетах на хранении в банках, откуда брать их не представляется пока удобным, те пожертвование, какие будут намечены монастырями…, брать из текущих доходов от тех же билетов, хранящихся в банках, ближайший срок получения процентов с коих наступит 1 сентября; или от арендных статей; или от каких-либо иных денежных вступлений».
   Также рекомендовалось от кружечных сборов одну половину представлять ежемесячно в учреждения Общества Красного Креста, а другую – в местные попечительные советы о семьях лиц, находящихся в войсках. Консистория полагала также предварительно запросить монастыри и духовные учреждения, как то: Общества хоругвеносцев, Общества трезвости, Епархиальный училищный совет, какие они могут отвести и приготовить свободные и могущие быть свободными помещения под госпитали для раненых и больных воинов и каким образом могут содействовать поддержанию сих госпиталей на всё время надобности в них» (можно было на оба вопроса отвечать утвердительно или – на один утвердительно, а другой – отрицательно). «Вместе с тем, Консистория полагает предложить Епархиальному съезду, имеющему быть 19 августа, уступить под госпиталь остающееся свободным помещение в доме Кошанской, что в г. Владимире, на Дворянской улице, и обсудить, может ли Епархия содействовать содержанию госпиталя в отведённом помещении…»[2]. «Представить съезду таблицу предметов для оборудования госпитальной койки, затребовав оную из Городской управы». Также предлагалось изыскать возможность отвести под госпиталь помещение в здании мужского духовного училища в связи с вопросом о сохранении или упразднении параллельных классов, а также – в здании свечного завода [3].
   Особое внимание уделялось и вопросу об уходе за ранеными. «Затребовать сведения от монастырей мужских и женских и общин, какие у них в числе братии окажутся лица благонадёжные и способные   для ухода за ранеными и больными воинами. …Предписать мужским монастырям, а в особенности – женским монастырям и общинам немедленно приступить к заготовлению собственными силами и средствами принадлежностей для оборудования госпиталей».  Попечительные советы при приходах должны были «изыскивать средства и натуральной помощи – личным трудом не призванных на войну семьям призванных в уборке хлеба и корма с полей и других хозяйственных случаев, как на примере обезлошаденных в пашне и вообще всякого рода подвоз»[4].
   В списке, предоставленном епархии Владимирской Городской Управой в августе 1914 года, перечислены необходимые для одного раненого вещи.  Это, прежде всего, бельё:  мешки для вещей и для грязного белья, для сенника, простыни, наволочки, простыни для вытирания, одеяла, рубашки, кальсоны, чулки, халат, полотенца личные и кухонные. Указаны и «прочие предметы»: кровать, столик, кружка фаянсовая или жестяная, на несколько кроватей ведро чистое и ведро грязное, тазик. На каждые 10 кроватей были положены также по 2  фартука для доктора и фельдшера[5].
В своём письме за № 14119 от 25 августа 1914 года в Духовную Консисторию Епископ Владимирский и Суздальский Евгений рекомендовал ведение Попечительными советами «особых ведомостей о лицах, призванных в ряды войск и о пособиях, оказанных семействам этих лиц»[6]
   В приказе Владимирской Духовной Консистории от 19 ноября 1914 года были даны указания владимирскому духовенству: «разъяснять прихожанам, что наиболее пригодными и желательными предметами пожертвований являются готовые изделия, могущие поступить немедленно в распоряжение войсковых чинов: полушубки, рубахи, фуфайки, валенки, сапоги, тёплые чулки, перчатки». «Поступающие на нужды войск пожертвования принимаются священниками с записью в особую книгу или тетрадь с означением против имени каждого жертвователя числа и рода пожертвованных им предметов. Если же в числе пожертвованных вещей будет материал не в деле (холст, сукно, полотно, бумазея, шерсть), то желательно, чтобы добровольным трудом прихожанок, а также учащих и учащихся в местных школах из этих материалов изготавливались означенные выше носильные вещи, руководствуясь указаниями и сведениями, помещёнными в приложении к № 35 «Церковных ведомостей». 
   Духовная Консистория указывала: «Желательно, чтобы в сборах пожертвований приняли участие также и члены попечительных советов, вообще наиболее уважаемые местные прихожане. Их содействие облегчило бы упаковку и доставку в ближайшее почтовое отделение или на ж.д. станцию. По мере накопления пожертвований священник пересылает их в ближайший по направлению к театру военных действий «Склад имени Её Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны, каковые склады имеются в Петрограде, Москве, Харькове и Тифлисе. В накладных, при которых отправляется груз, следует обозначить, что он состоит из пожертвований на нужды войны и что отправитель – священник такого-то прихода. Этого рода груз следует по ж.д. бесплатно». «По завершении сего дела о. настоятель церкви составляет на основании списка пожертвований общую ведомость (с указанием, сколько и какого рода вещей собрано и отправлено), которую немедленно препровождает местному благочинному»[7].
   Сбор средств для курсов для увечных и больных воинов в 1916 году. Владимиро-Суздальская епархия принимала участие и в сборе средств на эти курсы. Из приказа Владимирской Духовной Консистории: «Во внимание к возбуждённому военным министром ходатайству о разрешении правительства нового церковного сбора на  осуществление плана организации учебно-трудовой помощи увечным, больным и раненым воинам предписать произвести на означенный предмет во всех храмах сбор пожертвований 6 и 15 августа и 8 сентября с.г. с тем, что средства, поступившие путём сбора в эти дни в тех епархиях, где учреждены и организованы курсы для увечных воинов, были расходуемы на содержание этих курсов, с соблюдением самой строгой отчётности пред местным епархиальным начальством. Настоятелям и настоятельницам монастырей … к должному и точному исполнению, чтобы о количестве собранных в каждый из означенных в справке дней были составлены акты, которые совместно с собранными суммами незамедлительно были представлены в Консисторию»[8].
   Святейший Синод в определении от 4 апреля 1916 года за № 2485  предписал «произвести во всех храмах сбор пожертвований  в течение всей Святой Недели, в дни праздников Святой Троицы и Святого Духа и 11 мая в день памяти святых Кирилла и Мефодия, на устройство курсов, на которых  «увечные воины могли бы получить необходимые им познания для целесообразного приложения своих сил на разного рода государственной, общественной и частной службе». Данное предписание также рекомендовало православному духовенству «производство означенного сбора предварять пастырским призывом к прихожанам, выясняя весь глубокий смысл и значение образования увечных воинов на пользу царя и Родины». Также предписывалось духовной Консистории по получении сумм означенного сбора от благочинных немедленно отправлять таковые к местным губернаторам для зачисления в особый фонд для увечных воинов. В связи с проведёнными сборами, руководство Синода просило Его Высокопреосвященство «не отказать в доставлении в непродолжительном, по возможности, времени  сведений о том, сколько собрано сумм на устройство означенных курсов; когда они были отправлены местному губернатору; сколько собрано сумм в праздники 6 и 15 августа и 8 сентября;  если указанные курсы учреждены, то где именно, на какое количество увечных воинов, какое дано таковым курсам устройство и какие средства предполагались в будущем на их содержание»[9].
   Владимирской Духовной Консисторией в  октябре 1916 года  826 рублей 12 коп. были препровождены г. Владимирскому губернатору для зачисления в особый фонд для увечных воинов. Сбор ещё продолжает поступать. К настоящему времени сбора поступило 139 рублей 77 коп.[10]
В письме Святейшего Синода Архиепископу Владимирскому и Шуйскому Алексию за № 31 (1916 год) говорилось, что средств на указанные нужды собрано было в Пасхальную Неделю недостаточно. По сведениям военного министра, требовались ещё «неотложно материальные средства» на эти цели. Необходимо было продолжить сборы также в праздники Преображения Господня, Успения Пресвятой Богородицы и Рождества Пресвятой Богородицы[11].
В Петрограде, например, в 1916 году открылись «Курсы для увечных воинов по подготовке счетоводов-делопроизводителей кредитных кооперативов и сельскохозяйственных обществ». В изданной организаторами курсов брошюре указывались цели создания курсов: «содействовать учреждению курсов для увечных воинов, пострадавших на войне и утративших обычную трудоспособность, доставлению им материальных средств и развитию их учебной деятельности»[12].
 Примечания
[1] Приказ Владимирской Духовной Консистории за « 22810 от 19 ноября 1914 года. //ГАВО.Ф.556. Оп.1. Д.4901. Л.4.
[2] Доклад Владимирской Духовной Консистории Его Преосвященству, преосвященнейшему Евгению, Епископу Юрьевскому, временно управляющему Владимирской Епархией от 5 августа 1914 года. //ГАВО. Ф.556. Оп.1. Д.4901. Л.26.
[3]Там же. Л.26-27.
[4]Там же. Л.27.
[5] Список Владимирской Городской Управы о том, что нужно одному раненому. Август 2014 года.//ГАВО. Ф.556. Оп.1. Д.4901. Л.218.
[6] Письмо Его Преосвященства Евгения, Епископа Юрьевского, временно управляющего Владимирской Епархией от 25 августа 1914 года за № 14119. // ГАВО. Ф.556. Оп.1. Д.4901. Л.49.
[7] Приказ Владимирской Духовной Консистории за № 22810 от 19 ноября 1914 года. //ГАВО.Ф.556. Оп.1. Д.4901. Л.4.
[8] Приказ Владимирской Духовной Консистории от 2 августа 1916 года за № 15263. //ГАВО. Ф.556.Оп.1. Д.5002. Л.99.
[9] Письмо Святейшего Синода  Архиепископу Алексию, Архиепископу Владимирскому и Шуйскому от 22 сентября 1916 года за № 9. //ГАВО. Ф.556.Оп.1. Д.5002. Л. 100.
[10] Отчёт Владимирской Духовной Консистории  Обер-Прокурору Святейшего Синода (не ранее 11 октября 1916 года - № и дата не указаны). //ГАВО. Ф.556.Оп.1. Д.5002. Л. 101.
[11] Письмо Святейшего Синода во Владимирскую Духовную Консистории. За № 31 (дата не указана, не ранее августа 1916 года). //ГАВО. Ф.556.Оп.1. Д.5002. Л. 7.
[12] Курсы для увечных воинов по подготовке счетоводов-делопроизводителей кредитных кооперативов и сельскохозяйственных обществ. //ГАВО. Ф.556.Оп.1. Д.5002. Л.17.
 
Другие статьи
Обнаружили плагиат? Сообщите об этом

Комментарии

Комментарии отсутствуют
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь и авторизируйтесь на сайте.
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ